Вы здесь

(Аверченко Михаил Евфимович), епископ МЕЛХИСЕДЕК

Государства, с которыми была связана жизнь репрессированного: 
Беларусь
Киргизия
Казахстан
Россия
Узбекистан
Украина

Дата рождения

1875, 11 января

Место рождения

Могилевская губ., Гомельский у., Краснобудская вол,. с. Усохская Буда (ныне Беларусь, Гомельская обл., Добрушский р-н)

Происхождение

Сын крестьянина. До 15 лет жил в хозяйстве отца

Образование

Окончил Гомельское духовное училище [26]

Служба / работа / место жительства

1899–1905, Курская губ. (ныне Украина, Сумская обл.) — послушник в Рождество-Богородичной Глинской пустыни

1905, 25 августа – 1919(?), Туркестанский край, Семиреченская обл., Пржевальский у. (ныне Киргизстан, Иссык-Кульская обл., Тюпский р-н) — подвизался в Иссык-Кульском Свято-Троицком мужском миссионерском монастыре, пел на клиросе, проходил послушание в чредном священнослужении.

Рукоположение

1906, 19 июля — пострижен в монашество в Иссык-Кульском монастыре с именем Мелхиседек.

1906, 20 июля, Пржевальский у., с. Преображенское/Тюп — рукоположён во иеродиакона епископом Димитрием (Абашидзе) в Казанско-Богородичном храме

1907, 19 августа, г. Верный (ныне Казахстан, г. Алмата) — рукоположён во иеромонаха епископом Димитрием в Крестовом храме Архиерейского дома

Служба / работа / место жительства

1908, 7 октября, Пржевальский у., с. Теплоключенка — назначен настоятелем Димириевского храма

С 1910, 1 января, Пржевальский у., станица Николаевская — заведующий молитвенным домом

Награды

1910, 18 апреля — награждён набедренником.

Служба / работа / место жительства

1910, 15 июля – 1911, с. Преображенское — священник (на должности псаломщика) в храме

Образование

Сдал экзамен на звание учителя-практика.

Служба / работа / место жительства

С 1910, 25 октября, станица Николаевская — законоучитель в одноклассной приходской школе

1911, 24 февраля, Пржевальский у. – 1913 — настоятель храмов в с. Богатырское, Иваницкое и Липенское.

С 1912, 6 февраля — запасной священник Пржевальского благочиния

С 1912, 1 августа, г. Пржевальск — законоучитель в городских одноклассных мужском и женском училище

1913, 30 июля — возвращён в Свято-Троицкий монастырь

Награды

Крест и медаль в память 300-летия Дома Романовых

Служба / работа / место жительства

1914, 31 января – 1919 — ризничний Свято-Троицкого монастыря, проходил послушание в чредном священнослужении и уставщика.

1916, август–сентябрь — во время киргизского бунта укрывался с братией на острове, участвовал в спасении пострадавших монахов и монастырского имущества, оказывал помощь переселенцам

Награды

1918, январь — благодарность от Св. Синода за помощь в ликвидации последствий бунта 1916 г.

Служба / работа / место жительства

1919–1925 — после закрытия Свято-Троицкого монастыря служил в г. Ташкенте и в Михайло-Архангельском храме пос. Черняевский Ташкентского у.

Рукоположение

После 1923 — возведён в сан архимандрита.

1924, конец года – 1925, август, Туркмения, г. Теджен — в этот период тайно рукоположен еп. Андреем (Ухтомским) и еп. Львом (Черепановым) во епископа «православных общин Туркестанской епархии». Сан и назначение скрывал. Дата хиротонии 13 июня 1925 г., указанная в каталоге митр. Мануила (Лемешевского), вызывает сомнение в связи с приведенным там же ошибочным суждением о назначении еп. Мелхиседека при хиротонии на обновленческую Андреевскую кафедру

Служба / работа / место жительства

1925 –– отказался подчиняться временно управляющему Туркестанской епархией еп. Сергию (Лаврову), т. к. он менял свои взгляды на обновленчество и произносил речи в поддержку раскольников; запрещён им в служении

1926, 21 мая –– запрещение снято митр. Сергием (Страгородским) как «наложенное несправедливо», а тайная хиротония им подтверждена

1926, май — назначен епископом Уразовским, викарием Воронежской епархии. Сведений о вступлении на кафедру нет.

1926, 30 октября  — назначен на викарную Пишпекскую и Семиреченскую  кафедру Туркестанской епархии

1927, ноябрь – 1929 — епископ Пишпекский, викарий Алма-Атинской епархии.

1928–1929 (?), Киргизская АССР, Чуйская обл., Московский р-н, с. Беловодское — место кратковременного проживания.

Репрессии

1929, 17 октября, Ташкент — арестован [26], но вероятнее, взята подписка о невыезде из города

Служба / работа / место жительства

1929, 30 октября — освобождён от управления Пишпекским викариатством митр. Сергием (Страгородскм) и назначен в распоряжение Туркестанского митр. Никандра (Феноменова)

1929–1931, Ташкент — находился за штатом

1931, 11 августа – 1932, Челябинская обл., г. Троицк — епископ Челябинский и Троицкий.

Арест

1932, 19 ноября [26] (или 03.02. 1933 г. [25], или 2.01.1933г.) — арестован в г. Троицке. 

Обвинение

«Организатор и руководитель контрреволюционной группировки церковников, антисоветская деятельность»    

Осуждение

1933, 22 апреля — Особым совещанием при Коллегии ОГПУ по ст. 58–10 [26] приговорён к 5 годам ИТЛ, считая срок с 29 января 1933 г. 

Исполнение приговора

Отправлен по этапу в г. Новосибирск для заключения в Сиблаг

1933, 1 июля — направлен спецконвоем в г. Фрунзе

1933, октябрь — переведён в Среднеазиатское представительство ОГПУ в г. Ташкенте

Осуждение

1933, 23 октября — тройкой при ПП ОГПУ мера наказания изменена: приговорён к 10 годам ИТЛ

Дальнейшая судьба неизвестна.

Дополнительные сведения

В Глинской пустыни стал хорошим певчим. В 1905 г. откликнулся на приглашение игумена Порфирия (Муковозова), который, став настоятелем Свято-Троицкого Иссык-Кульского монастыря, пригласил в Туркестанскую епархию хор певчих из родной обители. В монастыре был близок к архим. Геннадию (Лобачёву).

К революции и убийству царской семьи относился резко отрицательно. В газете «Вестник Семиреченского трудового народа» характеризовался как «монархист», «после переворота кричавший о наступлении антихристовых времен».

С 1923 г. есть документированные сведения о пребывании в Ташкенте, где сблизился с еп. Лукой (Войно-Ясенецким), сопровождал его в поездке в Самарканд для хиротонии, боролся с обновленчеством. Обновленческий архиерей Николай Коблов 22 июля 1923 г. просил ГПУ и НКВД «автокефалистов-тихоновцев… вдохновляемых к анархии церковной и к контрреволюционности политической самозванцем Лукой, выслать из края или обезвредить другим каким-либо способом» (в числе перечисленных 20 священнослужителей и мирян под номером 12 — «Михайло-Архангельская церковь села Черняевское Ташкентского у. иеромонах Аверченко Мельхиседек»). 21 января 1924 г. Коблов писал в НКВД: «Иеромонах Мелхиседек Аверченко, уволенный от должности священника Черняевского поселка и запрещенный в священно-служении [обновленческим руководством], имея антиминс, продолжает служить в Ташкенте и в Черняевском поселке, причем около него, по слухам, группируются иоаннитки <…>. Все сообщество пропагандирует тихоновщину, волнуя народ и поддерживая в нем недовольство законной как церковной, так и Советской властью. Особенный вред церковно-обновленческому движению монах Мелхиседек нанес своим торжественным служением в праздник Крещения по старому стилю, с торжественным крестным ходом на воду в поселке Черняевском». Из переписки ГПУ и НКВД: «о регистрации и утверждении их уставов — отказано. Предполагая, что на почве отказа будет усиленно вестись скрытая антисоветская агитация, НКВД просит установить разведкой. 1) Деятельность Мелхиседека Аверченко вблизи Черняево, на заимке, а также в Ташкенте, где около него группируются контрреволюционные элементы (иоаннитки) и куда по имеющимся данным он приезжает для совершения служб в районе вокзального и Ольгинского приходов. 2) Деятельность Стороженко – бывшего дьяка. Подготовить материалы для их высылки из пределов Туркреспублики для устранения их как главарей староцерковников».

В 1925 г. для снятия наложенного еп. Сергием (Лавровым) прещения и утверждения тайной хиротонии отправился в Нижний Новгород митр. Сергию (Страгородскому). Действовал по благословению еп. Луки (Войно-Ясенецкого), который дал ему следующую характеристику: «Хотя еп. Мелхиседек не имеет даже среднего образования, но знающие его весьма высоко отзываются о его благочестии, верности, смирении и примерной жизни, о самом похвальном отношении к пастырским обязанностям и бескорыстии. По смирению своему он хочет “служить под моим руководством”, и я рад был бы иметь его своим викарием, ибо епархия Туркестанская весьма обширна. Правда, можно ожидать, что здешнее духовенство отнесется к нему высокомерно, но об уместности назначения преосв. Мелхиседека в Туркестанскую епархию предоставляю судить Вашему Высокопреосвященству. Всего более нуждается в викарном епископе Полторацк [Асхабад], но там трудно пришлось бы преосв. Мелхиседеку, ибо обновленчество пустило там корни весьма широко; там нужен был бы более авторитетный епископ. Думаю, что легче и лучше было бы еп. Мелхиседеку в Аулиэ-Ата [ныне г. Тараз в Казахстане], хотя настоятельной надобности в удержании там викариатства не вижу». Hезолюцией митрополита Сергия от 21 мая 1926 года с него было снято запрещение: «Ввиду того, что запрещенные Еп[ископом] Сергием ар[химандрит] Мелхиседек, [иеромонах] Александр и др. не признавали его не из любоначалия, а по искреннему опасению потерять чистоту православия, при чем Еп[пископ] Сергий, произведший смущение совести православных не принял с своей стороны мер к успокоению их, признать запрещение наложенным неправильно и потому отменить (I Всел[ленского Собора правило] 5; Антиох[Собора правило] 6)». Затем было признано архиерейство.

Ввиду вышеизложенного следует признать ошибочным встречающееся в биографиях еп. Мелхиседека упоминание об уклонении в раскол. Составители руководствовались недокументированным сообщением митр. Мануила о том, что 13 июня 1925 года иеромонах Мелхиседек был хиротонисан во епископа Андреевского. По каталогу М.Е. Губонина, Андреевская епархия была только обновленческая. На основании этих данных делался вывод о том, что архим. Мелхиседек был рукоположен в обновленческого епископа, а затем принес покаяние, о чем нет никаких документальных свидетельств. Из доклада еп. Луки (Войно-Ясенецкого) митрополиту Сергию (Старгородскому) следует, что «Мелхиседек был рукоположен во епископа православных общин Туркестанской епархии епископами Андреем Ухтомским и Львом Нижне-Тагильским». Очевидно, что это могло произойти во время их совместного нахождения в ссылке в Теджене (Туркменистан) в конце 1924-го – первой половине 1925-го годов. Возможно, в мае 1925 года, когда еп. Лев участвовал в целом ряде тайных хиротоний еп. Андрея. Эта хиротония совершилась незадолго до возвращения епископа Луки из ссылки в Туркестанскую епархию в январе 1926 года. В своем отчете владыка Лука ни одним словом не упоминает ни об Андреевской кафедре, ни об уклонении еп. Мелхиседека в обновленческий раскол.  

Гипотеза: В источнике митр. Мануила рядом с датой хиротонии еп. Мелхиседека в каком-то виде было упомянуто имя еп. Андрея (Ухтомского), («андреевский епископ», например), которое митрополит принял за указание на Андреевскую кафедру.

Сведений о 1926–1929 гг. немного: бывал в Ташкенте, время от времени объезжал свое Пишпекское викариатство, к которому относились приходы Чуйской и, возможно, Иссык-Кульской и Южно-Казахстанкой областей. Известно о нескольких случаях его пребывания в Чуйской долине. Весной (март–апрель) 1927 г. обновленческий митр. Александр Введенский уверял, что при нем еп. Мелхиседек «потерял» приход Никольского храма, клир которого присоединился к «Живой церкви». В 1928 году еп. Мелхиседек также посетил Чуйскую область. Партийные органы, фиксируя это событие, с неудовольствием констатировали провал атеистической пропаганды: «В ряде селений проезжал архиерей, и всюду устраивались торжественные встречи». С этим приездом еп. Мелхиседека в Киргизию было связано уникальное для конца 1920-х годов событие – съезд православного «староцерковного» духовенства. В 1928–1929 годах он какое-то время жил в с. Беловодском (в 30 км от г. Пишпек/Фрунзе). На обновленческом епархиальном съезде, проходившем в Ташкенте примерно в декабре 1928 года, владыка был упомянут в речи митрополита Иоанна (Звёздкина) о положении дел в митрополии. «Беловодский Округ. Необходимо разделение на 2 благочиния. Одному благочинному трудно. 18 церквей, из них 11 сгруппированы, а 7 – на большом протяжении (500 в[ерст]). Кроме того, там шумит еп[пископ] Мелхиседек (Тихоновщина). Прошу с'езд подтвердить о скорейшем разделении Округа Беловодского на 2 благочиния до I января с[его] г[ода] о чем уведомить обоих священников — Севицкого и Алексеева».

Во второй половине 1920-х годов еп. Мелхиседек был единственным, кто занимался делами православных приходов Иссык-Кульской и Чуйской долин. Позже, в 1933 году, об этом периоде своей жизни он рассказывал следователю ГПУ: «Я высказал свое соображение о приглашении на Собор всех священнослужителей, находящихся в ссылках, в концлагерях и отбывающих наказание за а/с и к/р деятельность. Эту мысль меня заставили высказать те обстоятельства, что в то время большинство лучших, преданных делу православной церкви епископов и священников староцерковной ориентации советской властью были репрессированы. По моей инициативе церковным советом и верующими прихода в Ташкенте было написано прошение об освобождении епископа Войно-Ясенецкого. Я вел с верующими частные беседы, убеждал их в том, чтобы они не забывали Бога, ходили в церковь, молились Богу и не слушали атеистов-безбожников, ведущих борьбу с религией и православной церковью. С методами их борьбы я не согласен и рассматриваю эти методы как кощунство и гонение на Православную церковь».

Все биографы упоминают арест 1929 г., но в источниках о нем нет никаких сведений, также ничего не известно о следственном деле. В анкете арестованного за 1933 г. этот арест не упоминается. Из доклада правящего архиерея Туркестанской епархии митр. Никандра (Феноменова), сделанного в октябре 1929 года на заседании Временного Патриаршего Синода, можно сделать вывод, что находился под подпиской о невыезде. «Преосвященный Пишпекский Мелхиседек находится в пределах Туркестано-Ташкентской митрополии и уже долгое время отсутствует в своей епархии, почему митрополит Никандр полагал бы полезным как для блага Церкви, так и самого Преосвященного Пишпекского освободить последнего от управления Пишпекской кафедрой и назначить его в распоряжение Митрополита Туркестанского, которому надлежит дать Преосвященному Мелхиседеку соответствующее назначение по своему усмотрению».

В биографияхвстречается упоминание о том, что «11 августа 1931 года назначен епископом Троицким, викарием Челябинской епархии, но от назначения отказался», а также о том, что (одновременно с Челябинским?) был епископом Курганским в 1931–1932 гг. Однако события из истории Троицкой епархии этого времени делают такое назначение, а значит и отказ от него, невозможными, так как Троицкое викариатство было закрыто 27 апреля 1928 г. Челябинскому архиерею был присвоен титул «Челябинского и Троицкого» с правом проживания в г. Троицке. Епископ Мелхиседек сменил на Челябинской кафедре арестованного в сентябре 1928 года епископа Назария (Андреевского). Проживал в г. Троицке. Слова самого еп. Мелхиседека на допросе 1933 г. свидетельствуют о том же — он был епископом только Челябинским: «С 1931 г. служу в Троицке на должности епископа Челябинской епархии тихоновской ориентации, куда входят Челябинский, Троицкий, Кустанайский округа».

19 ноября 1932 года еп. Мелхиседек был арестован в Троицке и обвинен следователем Мальцевым в торговле лампадным маслом и связи с чтимой в народе Дунюшкой, православной странницей из с. Чудиново. Проходил по групповому делу «Дело епископа Мелхиседека (Аверченко) и священников и мирян г. Троицка. Челябинская обл., г. Троицк, 1933 г.». К февралю Мальцев уже отчитывался о раскрытии очередной «антисоветской контрреволюционной группировки церковников», возглавляемой епископом Мелхиседеком. В составе вымышленной следователем «группы» епископа состояли священники тихоновской ориентации Тихон Костенко и Василий Т. Новиков, монахини Клавдия (Винокурова), Анастасия (Куликова), Волкова, Пирожникова, председатель церковного совета Усенко, церковный староста Ремезов и миряне супруги Железняковы.

Из обвинительного заключения по делу: «Преследуя цель противодействия проводимым хозяйственно-политическим кампаниям, борьбы с советской властью и укрепления религии, объединившись, распространяли среди населения провокационные слухи о появлении в городе Троицке святой и прозорливой женщины “Дуняши”, и вокруг нее группировали весь антисоветский элемент города, собирали и проводили нелегальные собрания, на которых вели разговоры против существующего советского строя и проводимых мероприятий. Систематически нарушали декрет об отделении церкви от государства. Следствие установило, что осенью 1931 г. в Троицк приехала припадочно-больная 60-летняя старуха Маханькова Евдокия Тихоновна. Бывшие монашки усиленно стали использовать припадки Евдокии, как аргумент против советской власти. Они стали распространять провокационные слухи, говоря, что Дуняша святая и пострадавшая за православную церковь, что она верующих исцеляет от недугов, предсказывает скорую расправу с безбожниками за гонение на православную религию и закрытие церквей. Группа монашек проводила по вечерам и ночам нелегальные собрания, в которых принимали участие священники, и все вместе они проводили а/с работу против власти и и проводимых ею кампаний. Священники служили специальные молебны о здоровье Дунюшки, на проповедях говорили о ее святости и предсказаниях».

Следователь выбивал из обвиняемых показания о спекуляции маслом и свечами. Однако, помощник областного прокурора написал на обвинительном заключении: «Ст. 107 УК исключить, так как продажа горного масла и свечей разрешена».

Очевидно, челябинский следователь не учел деятельности епископа в Туркестанской епархии и после вынесения приговора потребовалось дополнительное расследование, в результате которого приговор был ужесточён. ОГПУ по Уралу посылало телеграммы во Фрунзе и Ташкент, пытаясь выяснить «результаты по новому делу на Аверченко», но получило лишь выписку из решения тройки ОГПУ. Возможно, владыка Мелхиседек скончался в Ташкентской тюрьме или в лагере.

Фотография

Епископ Мелхиседек с верующими Семречья. 1928 г.  

Источники:

Документы

1. Архив Санкт-Петербургской епархии Ф. 2. Д. 94. Л. 59, 68.

2. Государственный архив Челябинской обл. Ф. Р–467. Оп. 3. Д. 336. 

3. Центральный государственный архив Республики Узбекистан (ЦГА РУз.) Ф. И-961. Оп. 1. Д. 873. Л. 492–495, 503–503 об.

4. ЦГА РУз. Ф. И-961. Оп. 1. Д. 1195. Л. 341–349.

5. ЦГАР Уз. Ф. Р-429. Оп. 1. Д. 38. Л. 6–10 об.

6. ЦГА РУз. Ф. Р-429. Оп. 1. Д. 68. Л. 4.

7. ЦГА РУз. Ф. Р-429. Оп. 1. Д. 75. Л. 5

8. ЦГА РУз. Ф. Р-429. Оп.1. Д. 90. Л. 3 об.

9. Центральный государственный архив кинофотодокументов Кыргызской Республики. Ф. 6-п. 5-8/Я1.

10. Центральный государственный архив политической документации Кыргызской Республики. Ф. 10. Оп.1. Д. 181. Л. 177–178.

Литература

11. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917–1943: Сб. в 2-х частях / Сост. М.Е. Губонин. М., 1994. С. 980. 

12. Александр Введенский, митр. По Средней Азии // Вестник Священного Синода Православной Российской Церкви. 1927. № 9-10 (22–23). С. 15.

13. Дорофеев Р. В. Епископ Мелхиседек (Аверченко): summa доступной информации // Библиотека Ташкентской духовной семинарии [Рукопись].

14. Заславский В. Б. По смирению своему // Восток Свыше. Ташкент, 2001. Вып. 1. С. 118.

15. Заславский В. Б. Пострадавшие за веру православную в Ташкентской епархии // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. 2006. Вып. 3 (20). С. 111–125. 

16. Киргизстанский мартиролог / Сост. Е.Е. Озмитель. Бишкек, 2017. С. 244–258.

17. Лобашев А. «Верою побеждали!...»: Книга о духовном подвиге православных южноуральцев. Челябинск, 2007. С. 120–129. 

18. Мануил (Лемешевский), митр. Каталог русских архиереев-обновленцев. Материалы для «Словаря русских архиереев-обновленцев» (1922-1944) // «Обновленческий» раскол. (Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики). М., 2002. С. 819.

19. Мануил (Лемешевский В. В.), митр. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 гг. (включительно). Erlangen, 1979–1989. Т. 4. С. 318.

20. Озмитель Е. Е. Роль «первого епископа Киргизии» Мелхиседека (Аверченко) в жизни Туркестанской епархии в 1930-х гг. // Вестник Кыргызско-Славянского Российского Университета. 2014. Т. 14. № 11.

21. Туркестанские епархиальные ведомости. 1906. № 1. С. 7.

22. Туркестанские епархиальные ведомости . 1907. № 18. С. 92.

23. Туркестанские епархиальные ведомости . 1915. № 4. С. 21.

24. Цыпин В., прот. История Русской Церкви, 1917–1997. Т. 9. М., 1997. С. 749. 

Электронные ресурсы

25. Жертвы политического террора в СССР. https://base.memo.ru/person/show/2501184

26. БД ПСТГУ «Новомученики и исповедники Церкви Русской ХХ века». http://martyrs.pstbi.ru/bin/db.exe/no_dbpath/docum/ans/ans/newmr/?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTdG6XbuAdOjZeC4Zd8Ke60W*ceLUtuKheesUX8XZc8Wf66LYe8miceXb8E*

27. Православная энциклопедия «Древо». URL: https://drevo-info.ru/articles/13673000.html

Справку составила Е.Е. Озмитель, ст. н. сотр. ПСТГУ, историк Бишкекской епархии