Вы здесь

АНДРЕЕВ Михаил Михайлович протоиерей

Государства, с которыми была связана жизнь репрессированного: 
Казахстан
Киргизия
Россия
Узбекистан

Год рождения: 1871 (1872?)

Место рождения: г. Санкт-Петербург.

Образование:

1892(1893?) — окончил Санкт-Петербургскую духовную семинарию.

Рукоположение/Служение:

1893 — рукоположен в сан диакона.

1893, 14 июля — епископом Григорием (Полетаевым) был назначен священником к Никольской церкви с. Сазановка Пржевальского уезда Семиреченской обл. (ныне с. Ананьево Иссык-Кульской обл. Киргизии).

1893, 28 августа — рукоположен в сан иерея.

1893, 5 октября–1899, 20 апреля — законоучитель Сазановского приходского училища Министерства Народного просвещения.

1899–1901 — священник церкви Казанской иконы Божьей Матери в станице Мало-Алматинской Верненского уезда Семиреченской обл. (ныне Казахстан).

1899–1900 — окормлял также Николаевский приход в станице Софийской и Софийский приход в станице Больше-Алматинской.

1900 — перемещен в Покровскую церковь г. Верный (Алма-Ата, Казахстан).

1901, 1 июля — назначен временно-присутствующим членом Туркестанской духовной консистории.

1901, 18 июля–1902, 21 ноября — настоятель Покровской церкви и благочинный Верненского округа.

С 1901, 20 сентября — законоучитель Пушкинского двухклассного женского училища в г. Верный.

1900, 1901, 1903 — член Епархиального ревизионного комитета.

1903, 11 апреля –27 июня — благочинный Верненского округа (вторично).

1903, 27 июня— временно-присутствующий член Туркестанской Духовной консистории (вторично).

С 1903, 2 ноября — член совета Туркестанского епархиального Казанско-Богородичного братства.

С 1906, ноябрь — товарищ (заместитель) председателя того же братства.

С 1904, сентябрь —  штатный член Туркестанской духовной консистории.

1905, 22 ноября — избран депутатом Верненской городской думы от духовенства.

1906, январь–март — кандидат в члены Государственного совета от духовенства Туркестанской епархии.

1906, 17 июля–1907, 1 января — ответственный редактор неофициальной части журнала «Туркестанские Епархиальные Ведомости».

1906–1908, 21 марта — редактор официальной части «Туркестанских епархиальных ведомостей».

С 1907, 1 января — настоятель привокзальной Благовещенской церкви в г. Ташкенте.

1907–1918(?) — благочинный железнодорожных церквей Туркестанской епархии.

С 1907, 9 август — законоучитель Ташкентского технического железнодорожного училища.

С 1907, 1 мая — делопроизводитель Ташкентского отделения Туркестанского епархиального училищного совета.

1907 — член совета Туркестанского религиозно-просветительского общества.

1909 — депутат от Ташкентского железнодорожного благочиния на I Епархиальный съезд.

1913 — возведен в сан протоиерея.

1918 май–октябрь — редактор «Туркестанского Церковного вестника».

1918, июнь — делегат II Туркестанского епархиального собрания духовенства и мирян от Ташкентского железнодорожного благочиния.

Начало 1920-х — основатель церковного братства в г. Ташкент. Членом, а затем и руководителем этого братства был его соратник по борьбе с обновленчеством, сначала – мирянин, затем – священник Валентин Войно-Ясенецкий (свщисп. Лука).

1923, январь — организатор (совместно с о. Валентином Войно-Ясенецким) съезда сторонников патриарха Тихона с целью обличения и противодействия Туркестанскому Епархиальному совету, занявшему прообновленческую позицию. После того, как еп. Иннокентий оставил кафедру, фактически управлял епархиальными делами.

1923, 27 февраля — руководил (вместе с о. Валентином Войно-Ясенецким) собранием церковного братства, где был организован «Союза православных приходов Туркестанской епархии» для борьбы с обновленчеством, издано постановление о выражении недоверия обновленческому епархиальному совету, принято решение сменить состав последнего.

1923, 27 апреля–25мая — председатель Союза приходов Туркестана.

1923, 21 мая — единственный из ташкентского духовенства сослужил еп. Луке (Войно-Ясенецкому) в его первой архиерейской службе в кафедральном соборе.

Репрессии:

Арест/Осуждение:

1923, 10 июня — арестован и заключен в Ташкентскую тюрьму.

1923, 9 июля — освобожден под подписку о выезде на следующий день из Ташкента в ГПУ в Москву.

1923, июль — арестован в Москве и заключен в Бутырскую тюрьму (вместе с еп. Лукой).

1923, 24 октября — осужден комиссией НКВД по административным ссылкам (по ст. 63,70,73,83,123 УК Уз. ССР). Приговорен к ссылке в Нарымский (по др. сведениям – в Красноярский) край.

Исполнение приговора:

1923, 2 ноября — переведен в пересыльный пункт Таганской тюрьмы пешком с большой партией арестантов.

1923, 9 декабря (?) — отправлен этапом в Красноярский край с остановками в тюрьмах Омска, Тюмени, Новосибирска. В Красноярске содержался в подвале ГПУ.

1924, 18 января–март — находился в ссылке в г. Енисейске.

1924, апрель – находился в ссылке в Богучанском р-не Енисейской обл.

1926, январь (1927, 12 декабря?) — возвратился в Ташкент.

Служение:

1928, 20 июня — награжден правом ношения митры.

1929 — служил в Успенской церкви пос. Куйлюк близ Ташкента.

Был сподвижником возглавлявших Туркестанскую епархию митр. Никандра (Феноменова) и митр. Арсения (Стадницкого).

Репрессии:

1927–1936 — неоднократно подвергался арестам, около 3-х лет провел в тюрьме.

После ссылки проживал в с. Ленинское Ленинского р-на Южно-Казахстанской (Чимкентской) обл.

Арест/Осуждение:

1937, 9 сентября — арестован Каратасским РО НКВД по ЮКО.

Обвинялся в контрреволюционной деятельности как «участник контрреволюционной церковно-монашеской организации». Проходил по делу вместе с епископом Лукой (Войно-Ясенецким), Ташкентским архиепископом Борисом (Шипулиным), епископом Евгением (Кобрановым), архимандритом Валентином (Ляходским) и др.

Виновным себя признал.

1937, 23 ноября — осужден тройкой НКВД по ЮКО (по ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР, а так же, по ст.60, 64, 66-1 УК Уз. ССР). Приговорен к расстрелу.

Исполнение приговора:

1937 — расстрелян в г. Чимкенте.

Дополнительные сведения:

Из воспоминаний еп. Луки (Войно-Ясенецкого): «Видный протоиерей Михаил Андреев, настоятель привокзальной церкви, в воскресные дни по вечерам устраивал в церкви собрания, на которых он сам или желающие из числа присутствовавших выступали с беседами на темы Священного Писания, а потом все пели духовные песни. Я часто бывал на этих собраниях и нередко проводил серьезные беседы...Мы с протоиереем Андреевым взяли на себя управление епархиальными делами и созывали в Ташкенте на епархиальное собрание священников и членов церковного совета, отвергнувших "живую" церковь».

27 февраля 1923 года о. Михаил вместе с о. Валентином Войно-Ясенецким на собрании в вокзальной церкви приняли решение об утверждении новой организации для борьбы с обновленцами «Союз православных приходов Туркестанской епархии», которая тут же издала постановление о выражении недоверия обновленческому епархиальному совету, тогда же было принято решение сменить состав этого совета.

6 мая 1923 года в газете «Туркестанская правда» была опубликована клеветническая статья «Воровской епископ Лука» с призывом арестовать еп. Луку и прот. Михаила. 10 июня они были арестованы, заключены на месяц в Ташкентскую тюрьму, освобождены под подписку о выезде на следующий день в ГПУ г. Москвы. Тогда же, в июле, были арестованы в Москве и заключены в Бутырскую тюрьму. Вместе приговорены к высылке в Красноярский край этапом. В Красноярске проживали с еп. Лукой и прот. Иларионом Голубятниковым в доме Забоевых. В гостиной служили, на службу собиралось немало верующих.

Через год они были отправлены под конвоем из города на несколько сот километров южнее, на Ангару. В с. Богучаны их путь с еп. Лукой разошелся. Протоиереев определили в деревню поблизости, епископа одного – в дер. Хая на р. Чуне.

Вернувшись в Ташкент, о. Андрей продолжал служить и заниматься церковно-административной деятельностью.

В 1926 году начался его долголетний конфликт с еп. Лукой. «В январе 1926 года епископ Лука вернулся в Ташкент. Кафедральный собор был разрушен, в храме во имя преподобного Сергия Радонежского несколько раз служил ссыльный епископ, который вскоре перешел в обновленчество; вернувшийся из ссылки протоиерей Михаил Андреев потребовал от епископа Луки, чтобы тот освятил храм после обновленческого архиерея. И хотя отец Михаил был в этом случае прав, епископ Лука отказался исполнить это требование, и это явилось началом тяжких между ними огорчений. Протоиерей Михаил, поставив свою правоту превыше всего, занял непримиримую позицию и стал делать ошибки одну за другой, встав в конце концов на неправый путь: он отделился от епископа и стал служить на дому с небольшой группой единомышленников. Епископ Лука запретил его в священнослужении, и отец Михаил стал писать на него жалобы заместителю Местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому), неоднократно ездил к митрополиту сам и в конце концов сумел восстановить его против епископа Луки настолько, что тот сместил епископа с Ташкентской кафедры» [4].

В 1927–1936 годах о. Андрей неоднократно подвергался арестам. Последний арест последовал в сентябре 1937 года. Он проходил по делу вместе с еп. Лукой (Войно-Ясенецким), еп. Евгением (Кобрановым), архиеп. Борисом (Шипулиным), архим. Валентином (Ляходским) и др. Из обвинения: «Участник контрреволюционной церковно-монашеской организации, проповедовавшей следующие идеи: недовольство советской властью и проводимой политикой, контрреволюционные взгляды о внутреннем и внешнем положении СССР, клеветнические взгляды о компартии и вожде народов, пораженческие взгляды в отношении СССР в предстоящей войне с Германией, указывание на скорое падение СССР...»[1].

Не выдержав тюремных пыток, протоиерей Михаил Андреев и проходившие по тому же делу епископы Евгений (Кобранов), Борис (Шипулин), Валентин (Ляходский), о. Венедикт Багрянский, протодиакон Иван Середа и другие признали себя виновными в участии в контрреволюционной организации и существовании планов по созданию сети контрреволюционных групп при церковных общинах, а также дали показания о «вредительской» деятельности епископа Луки (Войно-Ясенецкого). Епископ Лука отказывался признаваться в членстве в контрреволюционной организации и называть имена «заговорщиков». В начале 1938 года так ни в чем и не признавшийся епископ Лука был переведен в центральную областную тюрьму Ташкента. Уголовное дело в отношении группы священников было возвращено из Москвы на доследование, и материалы в отношении епископа Луки были выделены в отдельное уголовное производство. О. Михаил Андреев, епископы Борис (Шипулин), Евгений (Кобранов), священники Иван Середа, Венедикт Багрянский были расстреляны в 1938 году, о. Валентин (Ляходский) приговорен к 10 годам ИТЛ [4].

            Источники:

Электронные ресурсы

1. "За Христа пострадавшие": База данных ПСТГУ. URL: http://martyrs.pstbi.ru/bin/db.exe/no_dbpath/docum/cnt/ans/nm1/

2. Сведения ДКНБ РК по Южно-Казахстанской обл. // "Жертвы политического террора в СССР" Сайт общества «Мемориал». URL. http://base.memo.ru/person/show/2941750

Литература

3. Дорофеев Р.В. Репрессированное духовенство Узбекистана. Рукопись.

4. Житие архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) // Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века // Составитель игумен Дамаскин (Орловский). Май». Тверь. 2007. С. 272–386.

5. Заславский В.Б. Пострадавшие за веру православную в Ташкентской епархии // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. 2006. Вып. 3 (20). С. 111–125.

6. ТЕВ. 1907. №2. С.8. [П]

Справку составила - Е.Е. Озмитель (Бишкекская епархия, ПСТГУ) ​​​​